Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Роксолана Худоба: «Я хаотичный человек»
    Художник по стеклу из Украины – о галузках, Львове и разнице между поколениями.
1490
Лица поколения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Роксолана Худоба: «Я хаотичный человек»

Художник по стеклу из Украины – о галузках, Львове и разнице между поколениями.

Мария Макуш

В прошлом веке Львов был центром художественного стекла всей Украины. Львовский стеклозавод считался одним из самых мощных в стране, а при Львовской экспериментальной керамико-скульптурной фабрике работала бригада мастеров-гутников. Кафедра художественного стекла Львовской национальной академии искусств, где училась Роксолана Худоба, была и остается единственной в Украине, дающей студентам творческую и научную подготовку. Вместе с коллегами Роксолана продолжает традицию производства стеклянных изделий — украшений, посуды, зеркал и предметов интерьера, развивает мастерскую ReReSklo по переработке бутылочного и оконного стекла, а также свой собственный бренд Haluzka.

Каким было ваше детство, и как оно повлияло на то, чем вы занимаетесь теперь?

У меня было классное детство: природа, лес, велосипед, — замечательное время. В школе у нас была учительница по рисованию, очень творческая, мы с ней сразу подружились. Она круто преподавала предмет и привила мне любовь к рисованию. Не думаю, что у меня был особый талант. Тогда я не знала, чем хочу заниматься в будущем, мне просто хотелось быть похожей намою учительницу, стать художником, поступить в Академию искусств во Львове.

После школы так и сделала — подала документы в академию. Я хотела поступать на «дизайн интерьеров», тогда это было очень популярное направление, но знакомые отговорили,посоветовали подавать документы на кафедру стекла, так как там конкурс меньше. Сказали: «Если не понравится, переведешься». В общем, на «стекло» я попала случайно, даже не понимала, что это за кафедра, что мы там станем изучать, как будет проходить учебный процесс. Но мне понравилось, и я осталась, училась работать со стеклом.

У нас были классные преподаватели, нам разрешали всё пробовать, экспериментировать. Мы освоили много разных техник — от холодной обработки до горячей. Лепили, делали плоское стекло, гнутое, цветное, прозрачное.

Кстати, на занятия по дизайну интерьера я тоже ходила. Но там нужно было столько всего рисовать: столы, стулья, кресла — всё, чтобы всю квартиру обставить. А я такой хаотичный человек, который не очень любит скрупулезную работу. Как хорошо, что я туда не попала! Не смогла бы там всё вытерпеть, дорисовывать всю мелкую работу. Я работаю без четких эскизов, очень быстро— придумала, сделала и пошла дальше.

Как вы пришли от учебы в академии к тому, что стали делать вещи на продажу?

Когда я училась в академии, то не задумывалась, что делать дальше, как зарабатывать деньги. У нас была очень сильная и творческая группы, мы постоянно что-то создавали,экспериментировали и соревновались друг с другом. Если ты сделал три работы, то кто-то делал пять. Такой азарт и здоровая конкуренция. На втором курсе у нас была тема украшений и бижутерии. Конечно, мы не могли просто взять и начать делать какие-то сережки, а стали пробовать, например, я делала зонтики, детали одежды, сумочки из стекла.

Тогда же я познакомилась со своим молодым человеком Романом. У него была бизнес-жилка, чутье, и он сказал: то, что мы делаем — клево, всё это можно подавать. Целый год убеждал нас, что на этом можно зарабатывать. А мы всё думали, думали и долго шли к этому. Постепенно наша квартира превратилась в мастерскую. Мы начали делать первые украшения, паяли, шлифовали прямо на кухне. Начали сотрудничать с магазинами, ездили с нашими украшениями на разные фестивали и ярмарки, просто ставили стол во Львове на площади Рынок.

Тогда нас было трое: Роман, Лена и я — и в какой-то момент мы решили, что нужно открывать свой магазин. Мы как раз учились на последнем курсе академии и решили начать свой бизнес. Я нашла классное помещение в уютном дворике в самом центре Львова на площади Рынок, 13. Тогда Львов был совсем нетуристический, да и ситуация другая… И вот мы открылись, сами сделали ремонт. И, соответственно, кроме стекла, начали собирать работы знакомых, они приносили нам свои изделия.

Какие страхи и трудности были на этом пути?

Я человек, которому нужно много времени, чтобы переключиться, вообще все изменения долго осмысливаю. А нужно ли это? А что из этого выйдет? В какой-то момент Роман мне позвонил и сказал, что нашел помещение. Хотя мы долго к этом шли, думали, что было бы классно иметь свое помещение, свой магазин. Мы представляли его дизайн и как всё сделаем там. Но когда взяли ключи, поверить в то, что у нас будет свое пространство, было очень трудно.

Изначально было трудно от мысли, что ко мне придет человек, ему нужно что-то продать и рассказать. Всё это было непросто осмыслить. Но к нам начали приходить классные люди, с которыми было очень интересно общаться. Мы устраивали чаепития, рассказывали историю каждой вещи, историю ее создания, историю ее автора. Это было не просто — пришли, купили, ушли — нет. Мы продавали не просто вещи, а истории людей, которые за ними стоят. И это нашло отклик у наших покупателей.

А из страхов —всегда нехватка денег. Мы без опыта, без бизнес-плана, без какой-либо стратегии, просто начали продавать вещи на своих эмоциях, отклике и понимании. За девять лет работы было много непонимания, проблем, вопросов — финансовых, юридических, бухгалтерских. Мы с Леной очень творческие, а Роман умел договариваться со всеми. У нас вышла классная команда.

Как появился ваш собственный бренд Haluzka?

В какой-то момент я осталась сама в магазине на довольно долгий период. И вот ты сидишь, тебе всё пространство нравится, каждый день ты общаешься с людьми, это много энергии забирает. И ты вдруг понимаешь, что необходимо развиваться в изготовлении стекла и создавать что-то свое. Я помню свои мысли, когда смотрела на стенд стеклянных украшений: одного автора, другого, свои… и мне хотелось придумать, что-то другое, чтобы это бросалось в глаза. В момент возмущения — почему я должна здесь сидеть, вообще-то у меня есть мастерская и печка — я создала свои первые «галузки»: украшения в форме веточек. Так и появилась Haluzka.

А как проходит творческий процесс от идеи до воплощения?

Если у меня появляется идея, я ее зарисовываю. За эти годы поняла, что, если есть идея, ее необходимо быстрее воплотить в жизнь, показать людям. Неважно — коряво, не коряво. Главное -сделать и таким образом заявить, что это мое.

Когда ты общаешься в творческой среде — в мастерской ли, в академии, — все включены в рабочие процессы, идеи витают в воздухе, и ты придумываешь, долго вынашиваешь идею в голове, а потом видишь, что кто-то уже сделал похожее. Поэтому идеи важно сразу воплощать. То же самое было с моими «галузками»: я сделала их и была очень довольна ими. Они получились такимигрубоватыми и толстенькими, носила их неделю, проверяла, чтобы они не сломались.

Когда мы сидели в магазине, у нас было много отличных идей. Конечно, у тебя есть свое видение, но ты замечаешь, как люди реагируют на ту или иную вещь. Ты делаешь какой-то заказ, например, маленькое зеркало, и рисуешь его. Сначала у меня зеркало получилось не очень, ручка довольно хрупкой, но я поняла, что из него можно сделать настенное зеркало. Так появились зеркала в форме цветов, которые понравились людям, потом — зеркала-портреты. Это произошло случайно.

Мы с девочками ходили по Львову, искали необычные стены, чтобы отснять эти зеркала. Они держали зеркала на уровне лица, а я снимала, вдруг девочки сказали: «О, из этого можно сделать портрет!». Так образ цельного человека собрался. Мы целый день думали об этом, потом я ушла в мастерскую. Там не нашла ни одного листа бумаги и просто на столе нарисовала образ девочки. Потом нарезала стекло и поставила в печку. Результат можно была увидеть только на следующий день, я с нетерпением ждала его, чтобы посмотреть, как зеркало будет смотреться в конечном варианте, хотела всё максимально быстро спаять и доделать.

В творческом процессе очень важно общение. Мы делаем мастер-классы для людей без художественного образования: врачей, айтишников, бухгалтеров. Они тоже интересуются, слушают. В общении с ними ты можешь уловить какое-то слово, и вдруг в голове рождается идея.

Раньше Львов был центром художественного стекла в Украине и славился производством гутного стекла. Можно ли сказать, что вы возрождаете эти традиции?

Да, мне бы этого хотелось. Во Львове на нашей кафедре есть уникальная гутная печь, таких не больше десяти в Европе, поэтому к нам приезжают из разных стран и студенты, и известные художники. Когда мы учились в академии, ездили на практику на разные заводы, которые сейчас практически все закрыты, от этого очень больно, конечно. Мы своими силами, небольшими шагами идем к тому, чтобы делать что-то интересное в развитии художественного стекла, поддерживаем художников. У нас во Львове есть большие пространства, где можно построить помещения и развивать эту технику — это было бы здорово, очень здорово.

Во Львове есть Музей стекла, который становится современным. И галерея при Академии искусств. Поэтому, конечно, какие-то движения в сторону развития есть, хотелось бы, чтобы их было больше и быстрее.

Мы и сами двигаемся небольшими шагами в этом направлении. У нас было малюсенькое помещение магазина «Что-то интересное», всего 16 квадратных метров, потом мы взяли соседнее, объединили их и с двором — там разместилась картинная галерея под открытым небом, куда мы приглашали друзей. Внутри мы развешивали ткани, картины, графику, кукол, скульптуры —много-много всего. Это было время, когда только-только начали появляться первые шоурумы. В какой-то момент мы поняли, что несколько отошли от нашей темы, и перевели наш магазин больше на стекло, оставив несколько вариантов керамики и ювелирных украшений.

А что Львов для вас? Какое место этот город занимает в вашей жизни?

Первое знакомство со Львовом у меня случилось, когда еще училась в школе, готовилась к поступлению и ездила на подготовительные занятия. Город Золочев, где я тогда жила, находится примерно в 60 километрах от Львова, это не так далеко. Но для меня это был огромный стресс:шум, трамвай — настоящий шок. Мне хотелось быстрее вернуться домой. Я не понимала, где мне сесть, где встать, на какой остановке выходить… огромный стресс!

После того, как поступила в Академию, Львов для меня преобразился. Мне уже не хотелось возвращаться домой. Наоборот, появилось чувство свободы. Тогда Львом не был таким туристическим. Мы часто гуляли по городу и рисовали наброски, ходили в театры и общались с творческой молодежью, нашими друзьями, с которыми делали выставки. Ездили на фестивали, бродили по ночному городу —вот такой идеальный мир.

Сейчас, когда Львов развивается и растет, и все хотят сюда попасть, нам это в плюс, так как большая часть наших клиентов — туристы: как иностранные, так и из Украины. Но во время карантина Львов будто вернулся на 5-10 лет назад: пустые улицы, пустой центр —довольно странное и непонятное чувство. Все привыкли, что не протолкнуться, нигде нет места, а тут можно было пройтись по пустому городу. Во Львове классный не только центр. Когда приезжают знакомые, я рекомендую им просто гулять по улицам, заходить во дворы, почувствовать украинский колорит этого города.

Это так тепло! Сразу захотелось приехать во Львов. Хорошо, предлагаю поговорить про ваши экологические проекты. Сейчас всех беспокоят вопросы переработки и безотходное производство. Я знаю, что вы делали целую серию предметов из использованного стекла.

Мне кажется, каждый, у кого есть своя печь для стекла, пробует туда всё запихнуть и посмотреть, что из этого выйдет. Я тоже экспериментировала с запеканием, клала туда различные металлы, прозрачное стекло, американское стекло, оно чуть дороже…

Или вот простой пример, как удешевить этот процесс. Вот бутылка (Роксолана показывает на синюю бутылку за спиной, — Прим. авт.), ее можно бить, раскатать… У каждого стекольщика возникает вопрос: «А что будет с бутылкой, если…». Свою первую бутылку я испекла, кажется, еще в 2008 году, но тогда не обратила на это внимание. Бутылка и бутылка. Потом у меня была художественная коллекция бутылок, для которой я вырезала цветы из металла и консервировала их внутри — это тоже интересный опыт. Потом мы нашли цех на бывшей керамико-скульптурной фабрике, соответственно, у нас увеличилось количество печей, и мы задумались над темой вторичной переработки стекольной тары.

В 2013 году у нас была своя кофейня, где мы, в том числе, продавали сок в бутылках. Тогда мы решили не выбрасывать эти бутылки, а собирать и отдавать поставщику для повторного использования, но нам сказали, что это дорого, проще купить новые. Мы были в шоке и начали изучать вопрос. Выяснилось: огромное количество бутылок из-под вина и других напитков не перерабатываются, а просто выбрасываются. Тогда мы решили перерабатывать стеклянный мусор по-своему, так появилась первая коллекция Аrt-recycling.

Сейчас у нас есть отдельная линейка ReReSklo. Мы увеличили наше производство: начинали только с бутылок, потом появились баночки. Стали делать крышки, которые всем очень понравились, вазы, стаканы. Еще у нас есть возможность делать различные рисунки на стекле, гравировку, эмблемы, логотипы.

Мы также сотрудничаем с кафе и ресторанами во Льве. Собираем у них тару и делаем из неё вещи. И это круто, потому что много людей знает про нашу инициативу, они собирают дома бутылки и привозят к нам. На одной свадьбе я собрала коробку и мешок пустых бутылок. Теперь все понимают: если нам надо сделать что-то из бутылок, то после вечеринки забирают бутылки и несут в мастерскую.

Над чем вы сейчас работаете?

У нас сейчас трудный период: закрыли наш магазинчик на площади Рынок, 13 и переехали в другое место тоже в центре города, тоже классное пространство, там теперь у нас закрытый шоурум и офис. Львов немного изменился, было очень трудно весной. Мы решили, что как раз в этот период начнем развивать онлайн направление и запустим сайт. Почти 9 лет развивали свой Instagram и Facebook, но у нас никогда не было сайта. Мы не понимали, как всё это должно работать. Соответственно сейчас занимаемся этим направлением, обновили ассортимент, будет много новой продукции, много интересного. Как раз наступило время для развития и расширения. Надеюсь, мы сможем быстро запустить сайт. В принципе, формат магазина в онлайн не совсем наш, так как атмосфера настоящего магазина более привлекательная, поэтому мы бы хотели найти свое место во Львове, в других странах.

Как вы думаете, чем наше поколение отличается от тех, кому сегодня плюс-минус двадцать?

Когда мы берем на работу юных сотрудников, им необходимо четко описать задачи. Их невозможно мотивировать деньгами, только пониманием того, что ценного они в этом проекте делают. Мы в этом бизнесе 9 лет и помним, как раньше для студентов главной целью была подработка, но теперь они больше включенные, больше всё обдумывают и не будут просто работать по написанному. В том, что они делают, должна быть какая-то ценность. Возможно, это нам встречаются такие люди, но вот такое отличие мы заметили.

Как вы думаете, отличаются ли люди одного поколения в разных странах?

Я не особенно изучала этот вопрос, но, с другой стороны, всё зависит от человека. Нельзя сказать,что у них все иначе построено, поэтому они иначе думают. У нас много супер свободных, независимых людей, которые хотят много достичь и всё для этого делают. Я бы не сказала, что мы все так уж отличаемся, всё зависит от воспитания и понимания цели конкретного человека.

Подписывайтесь, скучно не будет!
Больше в разделе "Лица поколения"