Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Лица поколения
  • Тамара Кубаева: «Сложно не значит невозможно!»
    Режиссер из Кыргызстана — о наблюдении за людьми, вкусе воды из детства и воле к преодолению
Обновлено: 14.04.2024
Лица поколения
8 минут чтения

Тамара Кубаева: «Сложно не значит невозможно!»

Режиссер из Кыргызстана — о наблюдении за людьми, вкусе воды из детства и воле к преодолению












































































































































Тамара Кубаева

После многих лет работы фотографом и участия в волонтерских проектах героиня наконец пришла в свой пункт назначения: документальное кино. Сегодня дар ценить в людях «необычность» помогает режиссеру снимать картины о тех, кто не останавливается перед трудностями. Отныне приоритет в объективе получат темы экологии и преданного отношения человека к природе.


Начну с общего, но важного вопроса. Куда, на ваш взгляд, движется современная документалистика?

Документалистика привязана к реальности и всегда движется в ту же сторону, что и сама жизнь, так что сложно однозначно ответить на этот вопрос, а сделать точный прогноз и вовсе невозможно. Авторы по-своему видят грани этой реальности, но их фильмы всегда движутся за жизнью, а спрогнозировать ее нельзя.


На какие темы для вас сегодня особенно актуально говорить языком документального кино, в том числе в Кыргызстане?

В обществе много острых вопросов. У меня особенно «болит» тема экологии, деструктивного влияния человека на природу, ведь если она умрет, то и человечество погибнет. Мысль простая, казалось бы, но проблему недооценивают. Помню, какой была природа в моем детстве, помню воздух, погоду, вид полей, вкус воды. У меня есть возможность сравнить, и я вижу катастрофический сдвиг в сторону разрушения, а ведь прошло не так много времени. Думаю, мои фильмы — это попытка поверить в то, что этот процесс обратим. В Кыргызстане сегодня особенно остро стоит тема насилия над женщинами и детьми. Это огромное поле для исследования как документалистами, так и журналистами, психологами и другими специалистами, но тема сложная, героев найти непросто. Еще крайне актуальна проблема ала качуу (кирг. «хватай и беги». — Ред.), то есть кражи невест: девушек похищают с целью вступления в брак, естественно, насильственно. Нередко всё заканчивается их гибелью. Случаев много, тема вызывает резонанс. Снимать об этом тоже сложно… Но сложно не значит невозможно! Надеюсь, такие фильмы будут менять общество.


За кем из коллег по цеху особенно следите?

Я рада успехам каждого документалиста, который искренне и достойно делает свою работу. Это дарит надежду, что документалистика займет такое же значимое положение в обществе, как игровое кино. Сегодня, на мой взгляд, она развита недостаточно, да и культуры просмотра у зрителей нет. Скажем, в СССР ее воспитывали: в прокате перед киносеансами шли короткие документальные ленты, сейчас же многие даже не знают разницы между репортажем СМИ и документальным фильмом, а ведь последний — это не фиксация событий, а выражение авторского взгляда на них. Так что нужно заново выстраивать культуру восприятия.


Что вас привело в профессию?

С подросткового возраста я четко знала, что хочу делать кино, но жизнь сложилась иначе, и к съемкам меня вел длинный извилистый путь. В 2015 году посетила мастер-класс известного киргизского кинорежиссера и сценариста Эрнеста Абдыжапарова, личная история которого меня, кстати, вдохновляет, ведь он осваивал киномастерство на опыте, не обучался этой специальности. Во время учебы сняла минутную игровую работу. Она была ужаснейшая (смеется), но сам процесс дал мне базовое понимание режиссуры, а главное — четкое желание ей заниматься. Дальше я посещала другие семинары и мастер-классы, в частности, в Киношколе режиссера Александра Митты в Москве, в 2018-м поступила в петербургскую ВШРиС.

Тамара Кубаева

Сразу выбрали документалистику?

Нет, я была убеждена, что иду в игровое, однако попала в мастерскую документально-игрового кино. Это был экспериментальный набор: обычно группы формируют отдельно, но меня такое сочетание привлекло. Весь мой интерес к работе с художественными фильмами исчез, когда отправилась на улицу снимать типичное для киношных факультетов задание под названием «наблюдение». Вдруг поняла, что никакой игровой сценарий этого не передаст! Не хочу умалять достоинства игрового кино, но для меня вдруг открылся огромный мир документалистики, и я в него погрузилась.


Знаю, что о той учебе у вас особо теплые воспоминания.

Петербург — моя любовь с первого взгляда и, думаю, навсегда. Такое чувство к городу отразилось и на моей учебе, потому что там я была счастливым человеком: оказалась в среде тех, кто горит тем же, чем и я, движется туда же, куда и я. Мне нравились педагоги, администрация, однокурсники. С некоторыми общаюсь и сегодня, а если вижу работы тех, с кем связь оборвалась, то у меня это вызывает гордость: я училась с этими людьми, мы идем в одном направлении!


Героев ваших фильмов не случайно объединяет тема преодоления обстоятельств?

Моя жизнь наполнена преодолением. Вероятно, таких же людей замечаю и о них хочу рассказывать. Думаю, что каждый режиссер через героев говорит о себе. Моих героев объединяет вера, что нужно продолжать несмотря ни на что, и у меня возникает желание исследовать их «необычность». Любой человек в уличной толпе для нас обычный, но я уверена, если поглубже копнуть историю каждого, всегда найдется то, что его выделяет. Мне интересны люди, которые не боятся проявлять эту «необычность» и обращают на себя внимание, в том числе мое.


Три ваших фильма о необычных людях были сняты в процессе учебы в северной столице. Давайте расскажем о них читателям.

Первая курсовая в ВШРиС — фильм-портрет «Раиса» (2019) о женщине, которая потеряла зрение в 28 лет и вновь обрела его через два десятилетия. Героиню Раису Иманалиеву я узнала годами раньше, на фотосессии в Бишкеке, которую проводила для девушек с ограниченными возможностями здоровья в рамках благотворительного проекта. Бюджета на те съемки не было, я даже макияж всем делала. Запомнила, что Раиса отказалась от моей помощи и накрасилась сама. Меня поразила независимость тогда еще незрячей женщины как базовое качество ее личности.

Съемки Раисы

Курсовая второго года обучения — фильм «О еде и людях» (2020). В нем герои занимаются фудшерингом, спасением еды. Помню, как прочитала, что в России около 17 млн тонн продуктов выбрасывают ежегодно на полигоны, несмотря на множество голодающих. Я и сама бережливый человек, считаю, выкидывать еду — кощунство, так что тема меня увлекла. В ходе работы меня особенно поразило, что по виду некоторых людей никогда не скажешь, что они недоедают: человек может выглядеть очень прилично, иметь работу, жилье, но не иметь средств, чтобы нормально питаться. Такие люди часто не признают слабость и не просят помощи.

Мой дипломный проект — фильм «На дне» (2022). В его появлении важную роль сыграло еще одно старое знакомство с дайверами-волонтерами, которые регулярно очищают от мусора озеро Иссык-Куль и сталкиваются с проблемами финансирования и поддержки. Эти люди буквально открыли мне глаза на загрязнение не только берегов, но и дна озера. Я захотела внести вклад в общее дело: помогла им со съемкой и монтажом роликов, но уже тогда поняла, что хочу снять фильм, и реализовала эту идею через несколько лет.

Тамара Кубаева

Особое настроение картине придает поэзия. Как эта линия появилась?

В ходе съемок сценарный план менялся в силу обстоятельств, и разные сцены я соединила общей поэтической линией. Ее выбор не был случайным: стихотворения поэта Алыкула Осмонова, который очень любил Иссык-Куль, сами туда попросились. В процессе работы над закадровым текстом я нашла информацию о том, что в древности Иссык-Куль был для киргизов священным. В нем даже руки не мыли, чтобы не осквернить затопленные поселения и захоронения, которые испокон веков покоятся на дне. Кстати, рыбу тоже не ловили, а сегодня, насколько я знаю, в озере ее очень мало.


В 2022 году на фестивале «Россия» фильм «На дне» получил награду «За веру в человеческий разум». Для вас это знаковые слова?

Признаться, формулировка про разум для меня неожиданная. Может, это знак, что нужно в него верить… В этом плане я пессимист. Маленькая рыбка в большом озере — такого размера моя вера в человеческий разум сегодня, но все-таки она есть.

На дне

Победы в конкурсных программах значимый для вас опыт?

Сообщения об отборе на любой фестиваль для меня неожиданны: это волнение, благодарность, даже сердце подпрыгивает. Например, лента «О еде и людях» получила приз за «Лучший дебют» на фестивале «КрымДок» в 2021-м. Я представить не могла, что это произойдет, но когда мой фильм представили на фестивале Ljusglimt в крохотном шведском городке, меня это не меньше обрадовало. Однако мне хочется, чтобы мои картины смотрели и в родной стране, ведь я снимаю о наших людях, нашей истории, поэтому так рада участию «На дне» в Кинофорумеженщин — режиссеров Кыргызстана. Фильм показали на большом экране в кинотеатре «Манас», мне вручили диплом. И знаете, родные стены особо греют!

О еде и людях

До кино в вашей жизни была фотография. Расскажите об этом.

Фотография стала моим «мостиком» к кинематографу: смелости не хватило сразу пойти в кино. Во время учебы фотомастерству мы чудили, веселились, учились у замечательных педагогов. Когда позже пришла в киношколу, то багаж технических знаний мне облегчал жизнь, особенно в том, что касается работы со светом. В академии мне казалось, что я могу изменить мир, свою жизнь, что буду всегда заниматься лишь творчеством! В каком-то смысле иллюзия, конечно, позже частично разбившаяся, но то время было прекрасным.


Как разбилась иллюзия?

Со временем поняла, что одним творчеством сыт не будешь. Я не умела рекламировать себя, не умела зарабатывать фотографией. Основной доход фотографов со съемок свадеб, а я не люблю это действо (смеется) в его современном представлении. К национальным традиционным церемониям отношусь с уважением.


Кто из мастеров фотографии и кино для вас сегодня ориентир?

Среди режиссеров или фотографов у меня нет ориентиров или референсов, как принято говорить. Ненавижу это слово (смеется). Меня раздражает, когда, скажем, оператор просит у меня референсы: в моей голове уже есть кино, и я словами объясняю, какое изображение мне нужно, не хочу давать болванку. Конечно, случается следовать клише и общим приемам, но по-своему. Еще добавлю, что в фотографии меня восхищают такие мастера, как Сергей Максимишин или Дмитрий Зверев.


Сформулирую иначе. Откуда черпаете вдохновение?

Меня всегда вдохновляли мои педагоги: мастер из ВШРиС Николай Макаров, педагог по режиссуре Глеб Петров, очень важный для меня человек, дружбой с которым горжусь. Сейчас продолжаю обучение в режиссерском клубе «Миры экрана» под руководством Виталия Калинина, руководителя мастерских режиссуры ВГИКа, доцента режиссуры кино и телевидения. Это великолепный педагог и прекрасный человек, помог мне в работе над фильмом «На дне», а сейчас является художественным руководителем моей новой картины. Кроме того, большое влияние на меня оказали работы режиссера Людмилы Станукинас — например, ее картина «Дирижирует Юрий Темирканов» (1974). Если сниму что-то подобное по значимости и ощущениям, то я чего-то стою.

Тамара Кубаева

Полностью интервью опубликовано в журнале «Перспектива. Поколение поиска» № 1-2/2023.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю