Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 27.11.2023
Культура и традиции
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Долгая дорога в дюнах истории

110 лет назад в Латвии началось производство кинофильмов







































































































































Рижская киностудия-логотип

Автор: Дарья Борисова


Наверняка многие помнят заставку Рижской киностудии — задиристого петушка из кинопленки, младшего брата знаменитых золотых петушков на шпилях старой Риги. А как не помнить, ведь на этой студии были сделаны фильмы, любимые многими поколениями советских и постсоветских зрителей: «Армия “Трясогузки”», «Эдгар и Кристина», «Стрелы Робин Гуда», «Смерть под парусом», «Театр», «Долгая дорога в дюнах», «Легко ли быть молодым?»…

Полвека — с 1940-го по 1991 год — Рижская киностудия была основной и практически единственной кинопроизводственной структурой в Латвии. Но, конечно, жизнь латвийского кино не ограничивается годами существования этой славной студии. Сегодня мы вспомним, с чего начался и как развивался латвийский кинематограф.


Тиссэ — в Россию, Чардынин — в Латвию

Эдуард Тиссэ
Эдуард Тиссэ

В 1913 году, находясь на пляже в Лиепае, выпускник мореходного училища Эдуард Николайтис умудрился снять начало Первой мировой войны. А именно — подход немецких военных судов к берегам Латвии. Николайтис только-только приступил к обучению в студии живописи и фотографии, и профессор Эрнст Гренцинг вручил ему для упражнений кинокамеру «Пате». На эту камеру Николайтис в 1913–1914 годах снимал виды города Лиепаи, который тогда назывался Либава. Кстати, и Николайтис вошел в историю под другим именем. Соединив окончание своей фамилии «тис» с первой буквой имени «Э», он образовал загадочный и эффектный псевдоним Тиссэ. Студент из Либавы станет одним из основоположников советского киноавангарда, сподвижником Сергея Эйзенштейна — знаменитым оператором Эдуардом Тиссэ.
А в столице Латвии Риге в то же время, в 1913–1914 годах, были сняты первые игровые фильмы. К сожалению, они не сохранились до наших дней, но афиши и воспоминания современников сообщают нам, что это были мелодрамы — картины в самом модном и востребованном тогда жанре.
Рождению латвийского кино способствовал знаменитый российский режиссер Петр Чардынин, автор таких дореволюционных хитов, как «Пиковая дама» (1910), «Домик в Коломне» (1913) с Иваном Мозжухиным, «Позабудь про камин, в нем погасли огни» (1917), «Молчи, грусть, молчи» (1918) — в двух последних блистала Вера Холодная. Как многие пионеры русского кинематографа, после прихода к власти большевиков Чардынин эмигрировал. В 1920 году режиссеры Петр Чардынин и Вилис Сеглиньш учредили в Латвии акционерное общество «Latvju filma». В программу их деятельности входило не только производство игровых и хроникальных кинолент. Учредители АО также организовали курсы киноактеров, то есть подготовили для национального кино первые профессиональные кадры. Однако в 1923-м Чардынин вернулся в Россию, и общество «Latvju filma» вскоре развалилось.

Петр Чардынин
Петр Чардынин

Кино по классике и кино про классиков

Латвийское кино с самых первых шагов было крепко связано с творчеством классика национальной литературы Яна Райниса. Поэт, драматург, просветитель, политический деятель Райнис и молодой латвийский кинематограф успели пересечься — в 1920-е годы Райниса снимали на пленку, он стал героем нескольких хроникальных «культурфильмов». А игровой «байопик» про жизнь Яна Райниса был снят уже после его смерти, в 1949-м, на студии художественных и хроникально-документальных фильмов в Риге, позже получившей название «Рижская киностудия». Режиссером картины был Юлий Райзман, «сосланный» в Ригу после того, как Сталин раскритиковал его фильм «Поезд идет на восток» (1947). Кинобиография Райниса вернула Райзмана в круг «благонадежных» и даже принесла ему Сталинскую премию (правда, II степени). А исполнитель роли поэта Янис Гратиньш стал чрезвычайно востребованным актером, причем не только в Риге. Например, в киноэпопее «Война и мир» Сергея Бондарчука он сыграл генерала Вольцогена — немецкого военного, состоявшего в рядах российской армии и отличившегося в войне 1812 года. Вообще, в послужном списке Гратиньша много персонажей-немцев. Такова уж была планида латвийских, литовских, эстонских актеров: обладатели «западных» лиц, они воплощали на советском экране и немцев, и британцев, и французов…

Но мы несколько забежали вперед и должны непременно вернуться к одному важному пункту в истории кино Латвии. В 1939 году был снят первый полнометражный латвийский фильм — «Сын рыбака» по одноименному роману Вилиса Лациса. Этого писателя называли латышским Джеком Лондоном, и его романы были чрезвычайно популярны в 1930-е годы. Лацис и сам был почти сыном рыбака, он родился в семье портового рабочего и вырос под Ригой, хорошо знал жизнь латвийской бедноты. После того как Латвия в ходе Первой мировой войны была занята немецкими войсками, Лацисы уехали в Россию. С 1917-го по 1921 год Вилис жил, учился и работал в молодом советском государстве, так что домой он вернулся как носитель идей коммунизма. Избежать репрессий со стороны политической полиции Латвии ему помогала его писательская популярность. В начале 1940 года вышел фильм «Сын рыбака», а уже летом в стране произошел коммунистический переворот, и Лацис из писателя превратился в партийного деятеля, коммуниста № 1 (с августа 1940-го по ноябрь 1959 года он возглавлял Совет министров Латвийской ССР, то есть был руководителем советской Латвии). Совсем иначе сложилась судьба режиссера фильма «Сын рыбака» Вилиса Лапениекса: он покинул советскую Латвию и продолжил работать в кино на голливудских студиях.

Фильм "Сын рыбака"

К новому берегу

В 1940 году частные студии Латвии были национализированы. Они послужили технической базой для вновь учрежденных студии художественных фильмов и студии документальных фильмов — стандартная «схема закладки» национальных кинематографий в СССР. Но деятельность этих студий буквально сразу (и надолго) была прервана начавшейся войной. Тот же Вилис Лацис с 1941-го по 1944 год находился в Москве, в статусе главы латвийского правительства в изгнании. Однако он не оставлял писательскую «линию» своей жизни. В 1955-м вышел первый цветной фильм в истории латвийской кинематографии: кинороман с характерным названием «К новому берегу» по роману Вилиса Лациса о жизни одной латышской семьи на разломе эпох — действие романа и фильма охватывало период с 1920-х по середину 1950-х. Постановщиком картины был Леонид Луков, автор героической поэмы «Рядовой Александр Матросов» (1947), производственного эпоса «Донецкие шахтеры» (1950), одиозной кинодрамы о борьбе западно-украинских националистов и церковников-униатов с принципиальным коммунистом, писателем Александром Гармашем — «Об этом забывать нельзя» (1954). Фильм «К новому берегу» снимался силами двух студий — Рижской и московской Киностудии им. Горького, потому что мощностей одной Рижской не хватило бы. Производственный комплекс новой Рижской киностудии отстроили к 1961 году, и тогда началась новая глава в истории латвийского кино.


Документалисты в авангарде

Кадр из фильма «Старше на 10 минут»
Кадр из фильма «Старше на 10 минут»

Из киностудий советских прибалтийских республик Рижская была самой крупной. На ней производились игровые, документальные и анимационные фильмы. Ставшие самыми популярными у советского зрителя игровые картины Рижской киностудии мы уже перечислили в начале — возможно, их не так много, как у других советских студий. В исторической ретроспективе видно, что кино Латвии ярче всего проявилось на поле документалистики. С начала 1960-х на Рижской киностудии снимал Герц Франк — режиссер, которого историки кино справедливо считают таким же классиком документального жанра, как Роберта Флаэрти, Дзигу Вертова, Годфри Реджио. Фильм Франка «Старше на 10 минут» (1978) проходят во всех киношколах мира. Он снят одним планом, без склеек, и представляет собой чистое наблюдение за реакциями малыша на события в спектакле театра кукол. Франк и его оператор Юрис Подниекс фиксируют душевные потрясения маленького человека, после которых он уже не будет прежним. Каждый фильм Герца Франка, отталкиваясь от конкретной жизненной ситуации, ведет в размышления об основах бытия. Не будет преувеличением сказать, что фильмы Франка меняли ход вещей. Так «Высший суд» (1987) — фильм-разговор с убийцей, ожидающим смертной казни, — вышел в годы перестройки и раскачал общественную дискуссию об отмене смертной казни в СССР. Юрис Подниекс, начинавший как оператор, стал режиссером документального кино, и его фильм «Легко ли быть молодым?» (1987) также во многом сформировал общественную повестку в эпоху глобальных перемен. Подниекс дал слово неформалам, которым до того слова не давали: панкам, кришнаитам, «афганцам», испытавшим по возвращении с войны сильнейшую психологическую ломку. «Улица Поперечная» (1989) Ивара Селецкиса вроде бы просто документировала жизнь обычных людей на окраинной улочке Риги. На деле же это было впечатляющее полотно, портрет позднесоветского общества, из которого становилось понятно: так жить нельзя, перемены просто неизбежны.

Кадр из фильма «Легко ли быть молодым?»
Кадр из фильма «Легко ли быть молодым?»

1991-й и дальше: а кому сейчас легко?

И перемены наступили. В 1991 году Латвия вновь стала независимым государством. Латвийское кино, как и все бывшие «республиканские» кинематографии (не исключая российской), вступило в полосу финансового кризиса и переустройства сферы кинопроизводства. Молодое государство не имело возможности содержать кинопромышленность в прежних объемах, и Рижская киностудия перестала существовать как единый творческо-производственный организм. 1990-е были одинаково тяжелым периодом для всех постсоветских кинематографистов — они учились жить без гарантированных государством денег, спешно осваивали механизмы копродукции с другими странами. Сегодня в Латвии действует много частных киностудий. По-прежнему высоким остается уровень латвийской документалистики, а анимационные фильмы из этой страны получают высокие оценки профессионалов на международных кинофестивалях. В наш век компьютерной анимации чрезвычайно ценно, что латвийские мультипликаторы сохранили и развивают школу кукольного кино. В начале 2000-х зажглась звезда режиссера кукольной анимации Даце Ридузе, «выстрелила» и студия рисованных мультфильмов «Даука», созданная известным еще с советских времен режиссером Розе Стиеброй. Со стороны может показаться, что латвийское кино существует «на малых оборотах», но профессионалы знают: это кино, сохранившее лучшие традиции и связь с собственным зрителем.

Мультфильм Розе Стиебра "Считалки в картинках," 1988
Кадр из мультфильма Розе Стиебра “Считалки в картинках,” 1988

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю