Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Авторы
  • Олеся Байкова
  • «Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?»
    130 лет со дня рождения Владимира Маяковского
Обновлено: 19.07.2023
Олеся Байкова
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно?»

130 лет со дня рождения Владимира Маяковского





















































































































































Владимир Маяковский
Фото: culture.ru

Впервые он приходит к нам в раннем детстве вместе со строками «Крошка сын к отцу пришел» и «Я б в рабочие пошел, пусть меня научат». Его образ неразрывно связан с советской эпохой, с ритмом «ревущих двадцатых» годов, а жизнь оборвалась выстрелом из маузера.

Владимир Маяковский родился в 1893 году Грузии, в селе Багдати: «Я дедом казак, другим — сечевик, а по рождению — грузин». У него было две сестры, два его брата умерли еще детьми.

С детства Маяковский свободно владел грузинским языком и очень любил, когда ему читали Крылова, Пушкина, Лермонтова, Некрасова. То, что ему нравилось, легко запоминал, а потом выразительно декламировал наизусть, залезая в пустые чури — большие глиняные кувшины для вина, чтобы голос звучал громко и гулко. Позже семья переехала в Кутаиси, где Владимир Маяковский поступил в гимназию и увлекся рисованием: с ним бесплатно занимался кутаисский художник Сергей Краснуха.

Когда волна первой российской революции докатилась до Грузии, Маяковский, будучи еще ребенком, участвовал в митингах. По словам его сестры, Кавказ переживал революцию особенно остро, все вовлекались в борьбу, «все делились на участвовавших в революции, определенно сочувствовавших ей и враждебно настроенных», и это сильно повлияло на будущего поэта.

Когда Владимиру Маяковскому было 13 лет, его отец умер от заражения крови, поранив палец иглой для сшивания бумаг. Считается, что именно поэтому Маяковский до конца жизни боялся бактерий и очень следил за своей гигиеной: всегда носил с собой мыло, брал в путешествия складной таз, возил с собой одеколон для обтирания. Он мог попросить в ресторане, чтобы фрукты, овощи и даже бокалы были специально перемыты кипяченой водой, в компаниях ставил свой бокал повыше на шкаф, чтобы никто не мог до него дотянуться, а в кармане всегда носил маленькую мыльницу, чтобы быстро смывать последствия неприятных рукопожатий, или вовсе здоровался через платок.

После смерти отца семья оказалась в тяжелом положении: «После похорон отца — у нас 3 рубля. Инстинктивно, лихорадочно мы распродали столы и стулья. Двинулись в Москву. Зачем? Даже знакомых не было». В Москве Владимир Маяковский поступил в гимназию и написал свое первое «невероятно революционное и в такой же степени безобразное» стихотворение, которое даже было опубликовано в нелегальном школьном журнале. Из гимназии его отчислили: за учебу платить было нечем. В 1909–1910 годах Маяковского несколько раз арестовывали: он вступил в партию большевиков и работал в подпольной типографии. Первые два раза его отпустили «на поруки» матери, а в третий уже посадили в тюрьму. Заключение в одиночной камере Маяковский позже назвал «11 бутырских месяцев». Все это время он много читал и писал стихи, но тетрадь отобрали охранники.

После всех злоключений Владимир Маяковский поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь он познакомился с Давидом Бурлюком, Велимиром Хлебниковым и Алексеем Крученых. Маяковский вновь начал писать стихи, которые очень хвалили новые товарищи. Революционный дух и молодость объединили молодых художников против «эстетики старья», и вскоре появился манифест новой творческой группы — «Пощечина общественному вкусу», призвавший: «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности». Футуристы, поэты русского авангарда, выступали на собраниях, гастролировали по стране: читали стихи и лекции о новом течении искусства. За публичные выступления Владимира Маяковского отчислили из училища.

Владимир Маяковский и Федор Тарасов
Фото: wikimedia.org

Живопись и поэзия не были единственными увлечениями Маяковского, он активно интересовался и театром: сам написал трагедию «Владимир Маяковский», сам ее поставил и сыграл в ней главную роль. В 1913 году увлекся и кинематографом: начал писать сценарии, а спустя год впервые снялся в картине «Драма в кабаре футуристов № 13» (лента не сохранилась). Во время Первой мировой войны Владимир Маяковский состоял в авангардном объединении «Сегодняшний лубок». Вместе со своими товарищами Казимиром Малевичем, Давидом Бурлюком, Ильей Машковым Маяковский рисовал патриотические открытки для фронта, навеянные традиционным народным лубком: создавал простые красочные картинки и писал короткие стихи, в которых высмеивал врага.

Владимир Маяковский
Фото: wikimedia.org

Владимир Маяковский в своем творчестве постоянно бросал вызов старым порядкам. Его считают основоположником «лесенки» — необычного ритмического построения и способа записи стихотворения. Эта форма вызывала негодование коллег, ведь редакции платили в то время не за количество символов, а за количество строк.

В 1915 году вышла знаменитая поэма Маяковского «Облако в штанах». Изначально она называлась «Тринадцатый апостол», но название, по понятным причинам, не пропустила в печать цензура. В этом же году Владимир Маяковский познакомился с Осипом и Лилей Брик. Лиля Брик на долгие годы стала возлюбленной и музой поэта. Он посвящал ей стихи и поэмы и даже после расставания продолжал признаваться в любви. В 1918 году они вместе снялись в картине «Закованная фильмой» в главных ролях.

Лиля Брик имела колоссальное влияние на Маяковского. Она смогла убедить поэта сменить имидж: на смену бесформенным шляпам и сползающим брюкам пришли элегантные костюмы, пальто и даже трости. Она оплатила услуги дантиста, которые вставили Маяковскому зубы взамен сгнивших. Когда Лиля Брик начала выезжать за границу, она отправляла своим любимым мужчинам, «Осе и Володику», отрезы ткани и готовую одежду. Владимир Маяковский, в свою очередь, задаривал возлюбленную дорогими подарками: в 1928 году он привез Лиле из Франции автомобиль «Рено». Брик впоследствии не без гордости заявляла, что в то время была чуть ли не единственной в Москве женщиной за рулем. Ходили слухи о связях Лили и Осипа Брик с органами госбезопасности. Салоны Лили Брик часто посещали высокие чины ОГПУ, например, Яков Агранов, который впоследствии стал начальником Главного управления государственной безопасности НКВД СССР.

Революцию 1917 года Владимир Маяковский встретил с большим энтузиазмом. Да и новая власть всячески поощряла творчество поэта, в годы нэпа он много гастролировал по территории Советской России, его работы активно издавали. Спустя год началась эпоха «Окон РОСТА»: художники и поэты собирали горячие темы и выпускали агитационные плакаты. Их творчество нередко называют первой советской социальной рекламой. В общей сложности было сделано около 50 плакатов, сотня вывесок, упаковок, оберток, световых реклам, рекламных столбов, иллюстраций в журналах и газетах. Созданные Маяковским плакаты, сопровождаемые меткими рифмами, до сих пор популярны: «Нигде, кроме как в Моссельпроме», «Лучших сосок не было и нет. Готов сосать до старых лет», «Защитник в дождь и слякоть. Без галош Европе сидеть и плакать». Маяковский придумал многочисленную рекламу папирос, макарон, печенья «Зебра».

В 1925 году Маяковский расстался с Лилей Брик и уехал на гастроли: Франция, Испания, Куба и США. В Соединенных Штатах Маяковский познакомился с переводчицей Элли Джонс, между ними завязался короткий, но бурный роман. Осенью поэт вернулся в СССР, а в Америке у него родилась дочь Элен-Патриция. Своего ребенка поэт видел один раз в жизни в 1928 году в Ницце. После возвращения из США Владимир Маяковский создал цикл «Стихи об Америке», продолжил работу над сценариями советских фильмов и написал сатирические пьесы «Клоп» и «Баня» — обе поставили в Театре Мейерхольда. Маяковский выступал в качестве второго режиссера: следил за оформлением спектаклей и работал с актерами. Обе пьесы вызвали ажиотаж: одни зрители и критики увидели в них сатиру на бюрократию, другие — критику советского строя. «Баню» запретили до 1953 года.

Постепенно Владимир Маяковский разочаровался в революции. И нэпманы, и партийные деятели вызывали у него раздражение. Быт, с которым боролся Маяковский всю жизнь, вернулся в страну. Он написал сатирическое стихотворение «Прозаседавшиеся», в котором высмеял бюрократизм «новых» хозяев мира, и лояльное отношение властей к некогда «главному советскому поэту» сменилось прохладой. В 1930 году ему впервые не одобрили выезд за границу, стала яростно нападать официальная критика. Выставка «20 лет работы», к которой Владимир Маяковский тщательно готовился, не получила должного внимания, не пришел никто из представителей литературных кругов, официальных поздравлений поэт не дождался.

Творческое непризнание усугубила личная драма: у Владимира Маяковского был тяжелый роман с молодой актрисой Вероникой Полонской. Он требовал, чтобы девушка ушла от мужа, бросила театр и поселилась с ним в новой квартире. Поэт устраивал сцены, ревновал и требовал немедленного решения. Один из таких скандалов стал роковым: «Я успела дойти до парадной двери и услышала выстрел. Заметалась, боялась вернуться. Потом вошла и увидела еще не рассеявшийся дым от выстрела. На груди Маяковского было небольшое кровавое пятно», — вспоминала Полонская. Ленинградская «Красная газета» сообщала: «Сегодня в 10 часов 17 минут в своей рабочей комнате… покончил с собой Владимир Маяковский. Прибывшая скорая помощь нашла его уже мертвым. В последние дни Маяковский ничем не обнаруживал душевного разлада и ничто не предвещало катастрофы. Сегодня утром он куда-то вышел и спустя короткое время возвратился в такси в сопровождении артистки МХАТа Х. Скоро из комнаты Маяковского раздался выстрел, вслед за которым выбежала артистка Х. Немедленно была вызвана карета скорой помощи, но еще до ее прибытия Маяковский скончался».

Пуля пробила сердце, легкое и почку. «В том, что умираю, не вините никого, и, пожалуйста, не сплетничайте, покойник этого ужасно не любил», — так начиналось прощальное письмо поэта, в котором он просил «товарища правительство» не оставлять его семью: «Моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо».

Хотя официальная версия гибели — самоубийство, популярностью во все времена пользовалась версия о преднамеренном убийстве поэта. Ходили слухи, что к преступлению могли быть причастны супруги Брик или высокопоставленные деятели ОГПУ Генрих Ягода и Яков Агранов, которые дружили и общались с поэтом. Никакого подтверждения этих версий найдено не было.

Проводить поэта в последний путь собралась огромная толпа. Перед воротами крематория возникла давка, конный милиционер начал громко кричать фамилию «Брик». Осипа и Лилю Брик, которые, узнав о смерти поэта, примчались из Берлина, должны были пропустить без очереди. Во время похорон Маяковского процессию сопровождал единственный венок, сделанный из металлолома, болтов и гаек, с лентой, гласившей: «Железному поэту — железный венок».

После смерти Владимира Маяковского весь архив поэта унаследовали Брики. Лиля Брик пыталась сохранить память о творчестве Маяковского, хотела создать мемориальную комнату, но постоянно возникали бюрократические препоны, его почти не издавали. Тогда Брик написала письмо Иосифу Сталину. После резолюции вождя, в которой он назвал Маяковского лучшим и талантливейшим поэтом советской эпохи, произведения Маяковского стали издавать огромными тиражами, его именем называли улицы и площади Советского Союза, во многих городах появились памятники поэту.

Рекомендуем прочитать статью о поэтессе, прозаике и переводчице Марине Цветаевой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю