Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Светлана Дубровина
9 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

«Не дай вам бог жить в эпоху больших перемен», — гласит китайская пословица. Больших перемен хватало у нас всегда. Но пока перемены нашего времени только набирают обороты, веком глобальных катастроф по праву называют век прошедший. Самое начало ХХ столетия — события 1905 года, Первая мировая война, Октябрьский переворот 1917 года — породили невиданную доселе волну эмиграции с территории всей бывшей Российской империи. Долгий путь из Центральной России поездами на юг, битком набитыми пароходами до Константинополя, а затем новые переезды и попытки зацепиться в Болгарии, Сербии, Чехии, Германии, Франции… Таким был один из самых частых маршрутов покидающих страну людей. Другой — через Дальний Восток в Китай, а затем в Австралию и Америку. Люди всех слоев общества — не только богатые и знатные, как иногда считают, — всех профессий и возрастов устремились… нет, не в поисках благополучной, обеспеченной жизни, но в попытке выжить и переждать ужасы Гражданской войны. Многие, так и не получив гражданства принявших их стран и сознательно не стремясь к этому, остались навсегда эмигрантами с нансеновскими паспортами. Другим судьба дала возможность десятилетия спустя вернуться на свою родину и, увы, часто пройти сталинские лагеря и ссылки. Сколько трагических историй, разделенных семей! По эту сторону границы о них забыли на долгие годы, а ведь многие эмигранты и их потомки были выдающимися людьми, которые внесли значительный вклад в науку, культуру и искусство приютивших их стран. В 1990-е годы занавес приоткрылся, и мы стали постепенно вспоминать их имена. Но очень многие до сих пор незаслуженно забыты. О них прежде всего — наш цикл.

Иконный живописец

Юлия Николаевна Рейтлингер (сестра Иоанна) (1898-1988)



































































































































































В 1955 году после тридцати лет жизни в эмиграции вернулась в СССР сестра Иоанна — в миру Юлия Николаевна Рейтлингер.

Юлия Николаевна Рейтлингер
Юлия Николаевна Рейтлингер

Как и многим другим «возвращенцам», ей было запрещено жить на территории России, и она оказалась в Ташкенте. Именно здесь и прошел последний, трудный, но чрезвычайно плодотворный период творчества замечательной художницы и «иконного живописца», как она сама себя называла.

Среда русской эмиграции во Франции, расцвет богословской мысли в лоне Свято-Сергиевского богословского института в Париже в 1920-е-1930-е гг., стали плодотворной почвой для появления ярких имен в истории русской иконописи ХХ века, благодаря которым возрождение иконописного искусства после предшествующих веков ремесленного копирования стало наконец возможным. Художники-иконописцы Л.А. Успенский, о. Григорий Круг, Д.С. Стеллецкий, работавшие во Франции, получили известность на родине еще во времена СССР. Среди них имя сестры Иоанны, учеником которой был о. Григорий Круг, до сих пор не получило должного признания.

Детство и юность Юлии Рейтлингер прошли в Петербурге, в семье чиновника особых поручений при Министерстве финансов Николая Александровича Рейтлингера и воспитанницы Смольного института Лидии Николаевны. Мать, в отличие от большинства людей ее круга, была глубоко религиозна, не любила «светского» воспитания и старалась вырастить своих четверых дочерей честными и порядочными людьми, «в чистоте, правде, искренности», как вспоминала Ю.Н.Рейтлингер, в соответствии с педагогическими идеями К.Д.Ушинского. Еще в гимназии Юлию прозвали «художницей», поскольку рисование было ее любимым занятием, способом восприятия мира. Два года после гимназии она училась в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, но полноценное академическое художественное образование в России получить не успела.

В 1917 году семья оказалась в Крыму. Отец бежал оттуда в Польшу, две старшие сестры, сестры милосердия, умерли в Гражданскую войну от сыпного тифа. В 1921 году после смерти матери по ее наказу найти и поддержать отца Юлия Николаевна с младшей сестрой Екатериной отправились в эмиграцию – сначала в Польшу, потом в Чехословакию и, наконец, во Францию.

Годы, проведенные в Чехословакии, стали важным периодом в жизни художницы. Здесь благодаря помощи чехословацкого правительства она могла наконец получить образование (в советском Крыму как дворянка она не имела на это права) и продолжила свое обучение в Карловом университете и в Академии художеств, посещала семинариум знаменитого византиниста Н.П.Кондакова, брала уроки иконописи у старообрядцев. Здесь сестры Рейтлингер общались с семьей политика и общественного деятеля П.Б.Струве, с семьей историка В.Г.Вернадского, познакомились с М.И.Цветаевой. На книге «Психея», подаренной Цветаевой художнице, сохранилась запись: «Дорогой Юлии Николаевне Рейтлингер — тот час души, когда она еще искала по горизонтали то, что дает нам — исключительно вертикаль!» Марина Цветаева подметила очень точно: именно в Праге после приезда своего духовного наставника о.Сергия Булгакова Ю.Н.Рейтлингер начинает участвовать в православном студенческом кружке, а в 1925 году пишет первые иконы.

Отец Сергий Булгаков и Юлия Рейтлингер
Отец Сергий Булгаков и Юлия Рейтлингер

После переезда в Париж Ю.Рейтлингер брала уроки у известного иконописца Пимена Софронова и в течение трех лет, с 1925 по 1928 гг., занималась в мастерской французского художника-символиста Мориса Дени, стремившегося к возрождению церковного искусства. Мориса Дени она всегда вспоминала как своего главного учителя в области живописи. Это была для нее очень важная школа — Ю.Н.Рейтлингер считала, что и в иконописном искусстве должна прежде всего оставаться художницей, искала «уверенную линию», не переставая делала зарисовки с натуры, чтобы добиться «живого» образа, отойти от закосневших канонов. Но при этом икона, говорила она, не должна быть картиной, ее задача иная: она должна рождать молитву.

При внешней простоте линий и образов ее искусству действительно присуща глубина, связанная с постоянным, до самого позднего периода творчества, напряженным духовным и художественным поиском, глубина, свидетельствующая о неразрывной связи литургической жизни, богословия и искусства. И это не случайно: Юлия Николаевна была духовной дочерью выдающегося богослова и философа отца Сергия Булгакова, пламенного пастыря, мистика и пророка.

О.Сергий В лесу под Парижем

Художница познакомилась с отцом Сергием еще в Крыму в 1918 году, в год его рукоположения. Позднее в Париже Отец Сергий стоял у истоков открытого в 1925 году Свято-Сергиевского православного богословского института, служил в нем профессором догматического богословия, а фактически многие годы исполнял и должность декана. На Сергиевском подворье, в доме при семье своего учителя, поселилась и Ю.Н.Рейтлингер. Так она оказалась в окружении выдающихся философов и мыслителей, участников религиозного возрождения, связанных со Свято-Сергиевским институтом, таких как Николай Бердяев, Георгий Федотов, Василий Зеньковский, Владимир Ильин, французские философы Габриэль Марсель и Эмманюэль Мунье.

Портрет Г.П.Федотова 1930-е

В 1929 году случилось еще одно важное событие в жизни Ю.Н.Рейтлингер — она побывала на выставке русской иконы в Мюнхене, где были представлены привезенные из России выдающиеся образцы русского иконописного искусства, а две иконы — рублевская «Троица» и Владимирская икона Божией Матери — были показаны в научных копиях. Пять дней она пробыла в Мюнхене и, по ее словам, «с утра до вечера не уходила с выставки». Именно тогда Ю.Н.Рейтлингер принимает решение писать в духе древних икон, но современным художественным языком и при этом так, чтобы икона не мешала молиться.

Весь духовный путь приводит художницу к единственно возможному для нее выбору: в 1935 году она принимает рясофор с именем сестры Иоанны, в честь Иоанна Крестителя.

После смерти отца Сергия Булгакова в 1944 году и по его завещанию сестра Иоанна принимает решение вернуться на родину. Она переезжает в Прагу, к семье своей сестры, тоже ожидавшей возвращения. Но разрешение приехать в СССР было получено только через десять лет.

Портрет о. Сергия Булгакова
Портрет о. Сергия Булгакова

В Ташкенте сестра Иоанна устраивается на работу на местную фабрику расписывать платки — к несчастью, эта работа с химически активными веществами станет причиной ослабления и в конечном итоге потери зрения. Она возобновляет общение со знакомыми еще по Парижу, как и она, вернувшимися в СССР — семьей востоковеда Ю.Н. Завадовского, живущего в Ташкенте, с отцом Андреем Сергеенко, когда-то настоятелем храма Святого Иоанна Воина в Медоне под Парижем, а теперь преподавателем Ленинградской Духовной академии, с Ел.Я. Ведерниковой. Бывает в Москве и Ленинграде у своих друзей, знакомится с православной молодежью. Благодаря отцу Андрею Сергеенко сестра Иоанна возвращается к иконописи. В 1973 году, после скоропостижной смерти отца Андрея, сестра Иоанна знакомится с отцом Александром Менем и, несмотря на его молодость, становится духовной дочерью выдающегося пастыря. Ему она передаст как святыню облачение отца Сергия Булгакова. Для прихожан отца Александра Меня несколько лет, пока не настала слепота, сестра Иоанна пишет иконы и отправляет посылками из Ташкента, часто в коробках из-под конфет, называя их в переписке для конспирации «поделками» и «подарочками».

Преподобный Сергий Радонежский 1932
Преподобный Сергий Радонежский 1932

Художественное наследие сестры Иоанны, сохранившееся в частных собраниях, в Музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына, в архивах и коллекциях Франции, Англии, Чехии, Словакии, разнообразно по своему составу. Это портреты, пейзажные зарисовки, небольшие иконы для домашнего иконостаса, храмовые росписи, «картинки-листки для детей» — иллюстрации для детской православной житийной литературы.

Портрет узбека 1950-1980-е
Портрет узбека 1950-1980-е

Дому русского зарубежья очень повезло — один из учредителей музея, парижский издатель Н.А.Струве, собственноручно спас написанные на фанерных панелях росписи сестры Иоанны из храма Святого Иоанна Воина в Медоне, после чего старый храм-барак был попросту разрушен. А росписи в итоге оказались в коллекции Дома и в 2021 году были представлены в зале открытого музейного хранения «Юлия Николаевна Рейтлингер».

Зал Ю. Н. Рейтлингер в Доме русского зарубежья
Зал Ю. Н. Рейтлингер в Доме русского зарубежья

Пространство зала с приглушенным светом не случайно напоминает храм, и посетитель видит канонические, привычные для православного храма сюжеты — Изгнание из рая, Апокалипсис, Сошествие Святого Духа на апостолов, Крещение, Распятие и Воскресение — но это преображенные сюжеты и с точки зрения богословского смысла образов, и с точки зрения живописной техники. Использование цвета сестрой Иоанной скорее напоминает об авангардной живописи начала ХХ века, где есть контрастное сочетание тонов, яркие цвета. Историк искусства русской эмиграции Владимир Вейдле так писал о росписях сестры Иоанны: «Глядя на эти большие плоскости, смело обобщенные линии, дневные непритушенные краски, вспоминаешь Матисса (или все, что во французском искусстве прямо или косвенно исходит от него), но одновременно чувствуешь и глубокую, отнюдь не насильственную, а вполне органическую связь с духом и стилем древней нашей иконописи; связь, ничего не имеющую общего с мертвенным внешним подражанием; связь, объясняемую не натурой стилизатора, а родством вдохновения, дара и молитвенного чувства».

Изгнание из рая
Изгнание из рая
Рождество Богоматери 1932
Рождество Богоматери 1932

Кроме фресок, рисунков, автографов, фотографий и документов в зале Ю.Н.Рейтлингер можно увидеть еще один удивительный экспонат — созданную в 1970-е гг. в Ташкенте скатерть с двойным названием «Сотворение мира» и «Всякое дыхание да хвалит Господа». Одна из постоянных и любимых тем художницы, часто изображавшей чудесных земных тварей, нашла здесь, пожалуй, самое яркое воплощение. В центре скатерти, созданной для чаепитий с детьми, во время которых можно было поговорить с ними о мироустройстве, — солнце, образ Творца мира, равно согревающего своими лучами все свои творения, в концентрических кругах вокруг него — диковинные звери и птицы, растительные орнаменты, словно кружащиеся в едином хороводе.

Скатерть «Всякое дыхание да хвалит Господа»
Скатерть «Всякое дыхание да хвалит Господа»

В этом своем произведении сестра Иоанна снова показывает себя ученицей отца Сергия Булгакова, для которого творение всё ещё не завершено, и человек становится со-творцом своему Создателю.

Св. Бладина и св. Веттий на арене цирка 1940-е
Св. Бладина и св. Веттий на арене цирка 1940-е

Сестра Иоанна — Юлия Николаевна Рейтлингер — умерла 31 мая 1988 года, в полном затворе, в слепоте и глухоте, и похоронена на православном кладбище города Чирчик недалеко от Ташкента.

Сестра Иоанна
Сестра Иоанна

Что почитать:

Художественное наследие сестры Иоанны (Ю.Н.Рейтлингер). Москва-Париж, «Русский путь» — «YMCA-Press», 2006

Ю.Н.Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова. Дневники. Записные книжки. Письма. Москва: изд-во «Никея», 2011

Н.П.Белевцева. «…Была при нем художницей». О творчестве Ю.Н.Рейтлингер, сестры Иоанны // https://www.rusiskusstvo.ru/content/files/2022_2/Full/46-53_Belevtseva.pdf

«Мост между мирами». Лекция Ирины Языковой о творчестве Иоанны Рейтлингер. Читайте на Правмире: https://www.pravmir.ru/most-mezhdu-mirami-lektsiya-irinyi-yazyikovoy-o-tvorchestve-ioannyi-reytlinger-video/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю