Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Культура и традиции
8 минут чтения
ПОДЕЛИТЬСЯ

Граждане мира











































































































































Светлана ХОХРЯКОВА,академик национальной киноакадемии «Ника»

Почти все грузинское кино делается сегодня в копродукции с другими странами, чаще европейскими. Внутренний рынок не так велик.

Денег на кинопроизводство выделяется мало. Снимают в Грузии в основном фестивальное некоммерческое кино молодые режиссеры, чаще всего женщины. На их долю приходится едва ли не 80 процентов продукции, по словам кинематографистов старшего поколения. Именно женщины участвуют в международных кинофестивалях и получают там награды.

Картина «Начало» дебютантки Деи Кулумбегашвили, созданная совместно с Францией, была отобрана в основной конкурс отмененного из-за пандемии Каннского кинофестиваля. Теперь в титрах фильма стоит маркировка в виде «Пальмовой ветви» как свидетельство каннской селекции. «Начало» пригласили на фестиваль в Сан-Себастьяне, где отметили четырьмя наградами: главным призом «Золотая раковина» за лучший фильм, «Серебряной раковиной» за режиссуру, сценарий и лучшую женскую роль. На крупнейшем индустриальном кинофестивале в Торонто картина получила награду Международной ассоциации кинокритиков ФИПРЕССИ. Она участвовал в трехдневной акции «2020 Special Cannes» отмененного Каннского кинофестиваля, а Деа Кулумбегашвили вошла в жюри короткого метра, разбавив своим присутствием компанию французских кинематографистов. Это едва ли не самая яркая победа грузинского кино новейшего времени.

В своем произведении Деа словно предугадала те трагические события, которые всколыхнут Францию и мир. Недаром звездная дорожка мини-фестиваля в Канне была черной, как траур по жертвам теракта в Ницце. В «Начале» нет ничего от фирменного грузинского стиля и юмора. Это европейская по духу картина об общине «Свидетелей Иеговы», подвергшейся нападению со стороны экстремистов в небольшом городке. Взрослых и детей закрыли в молельном доме и подожгли. Они едва не погибли, но наказания никто не понес. Жена пастора на себе испытала, что такое насилие и шантаж. В ее жизнь вошел неизвестный мужчина, ставший адским любовником и мучителем. Страдания героини усугубляются экзистенциальными переживаниями, связанными с семейной жизнью. Главную роль сыграла прекрасная грузинская актриса Иа Сухиташвили, когда-то дебютировавшая в фильме «Garpastum» Алексея Германа-младшего, а кому-то знакомая по грузинским картинам «Слепые свидания» и «Чужой дом».

Триумф «Начала» можно сравнить разве что с успехом «Мандаринов» Зазы Урушадзе (Грузия – Эстония), снятых в 2013 году о грузино-абхазском конфликте 1990-х. Картина номинировалась на премии «Оскар» и «Золотой глобус». В 2019-м Заза Урушадзе скончался от сердечного приступа в 54 года, но успел порадоваться за дочь Анну, снявшую в 2017-м «Страшную мать» о 50-летней домохозяйке, искавшей смысл жизни, разрывавшейся между семьей и страстью к литературному творчеству. Фильм начинающего режиссера номинировался на награду Европейской киноакадемии, отмечен на Азиатском «Оскаре» в австралийском Брисбене. Награду там получила и исполнительница главной роли Нато Мурванидзе. «Страшная мать» выдвигалась от Грузии на соискание «Оскара».

Кинематограф в Грузии династический, и в этом уже нет ничего особенного. Кого из актеров или режиссеров ни возьми, он окажется представителем славного творческого клана. К примеру, Нато Мурванидзе. Ее бабушка – актриса Медея Чахава, дед – спортивный комментатор и актер Котэ Махарадзе, дядя – режиссер Темур Чхеидзе.

Выдающийся актер Кахи Кавсадзе за несколько лет до своего ухода выступил с почином. Он рассуждал так: «У нас появились молодые режиссеры, но у них нет финансовой возможности снимать кино. Они получают совсем немного денег от нашего киноцентра, и их хватает только на технику и пленку. Я лично у молодых режиссеров буду сниматься бесплатно. И все артисты моего возраста, считающие себя мастерами, должны так поступать. Может, тогда что-то получится».

В последние годы молодые грузинские режиссеры учатся не только в Тбилиси, но и в США и Европе. В Россию не едут, надеемся, временно. Потом возвращаются на родину с европейскими продюсерами. Снимать кино в Грузии гораздо дешевле.

Еще работают мастера Лана Гогоберидзе, снявшая в 90 лет «Полевые цветы», Эльдар Шенгелая, которого в 2019 году чествовал Каннский кинофестиваль. В программе «Каннская классика» показали его отреставрированный нецветной «Белый караван» 1963 года, сделанный в тандеме с Тамазом Мелиавой. Оба – выпускники ВГИКа, работали на «Мосфильме», прежде чем вернуться в Тбилиси. В 1964 году «Белый караван» участвовал в главном конкурсе Каннского кинофестиваля, правда, самого Шенгелая туда не выпустили.

Обладательница «Золотой камеры» Каннского кинофестиваля за режиссерский дебют («Робинзонада, или Мой английский дедушка»), номинантка «Оскара» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» («1001 рецепт влюбленного кулинара») Нана Джорджадзе недавно сняла «Кроличью лапу» о любви французского архитектора и девушки из Ленинграда. Создан фильм в копродукции России, Финляндии и Бельгии. Главные роли сыграли русские и французские актеры, и среди них Пьер Ришар. Для Джорджадзе он как талисман, участвовал в фильмах «27 украденных поцелуев» и «1001 рецепт влюбленного кулинара». С 1995 года Нана живет в Германии и России, но теперь чаще бывает в Москве, чем в Берлине.

Многие грузинские кинематографисты разбрелись по миру. 87-летний классик Отар Иоселиани давно живет в Париже. Свой последний по времени фильм «Зимняя песня» он снял в 2015 году и лично представлял на Международном кинофестивале в швейцарском Локарно. В его производстве участвовали Франция и Грузия, причем задействованы были два грузинских министерства – культуры и обороны. Военное ведомство обеспечило десятками пехотинцев и военной техникой. Танки, нагруженные унитазами и тряпьем, стали емким образом современных войн. На них у Иоселиани разъезжают мародеры, готовые насиловать старух, срывать с них украшения, чтобы подарить потом возлюбленным. Палачи готовят гильотину. Женщины спешат на площадь посмотреть на казнь. Где-то гибнут люди, не прекращаются войны, а в благополучной Франции за всем этим равнодушно наблюдают, сидя у телевизора с бокалом вина. Отар Иоселиани как всегда показал своих фирменных «фаворитов луны», «пасынков судьбы», клошаров и бездельников. На миг и сам появился в кадре, чтобы с невозмутимым видом понюхать содержимое ночного горшка. Его героев никогда не покидает жизнелюбие. Важно помнить о том, что в любой момент все может закончиться, и ценить каждое мгновение.

Иоселиани, как и многие мастера старшего поколения, окончил ВГИК. Снимал в Грузии, пока разрешали, а когда творческая пауза затянулась, уехал во Францию. Если спросить у него, где он живет, ответит: «Гражданином другого государства в 50 лет не становятся. Так что я – тбилисский парень. Для меня нет лучше страны, чем Грузия. Главное, чтобы было время жить, а где – не так уж и важно».

Актер Мераб Нинидзе тоже покинул свою страну. В начале 1990-х он уехал в Великобританию, оттуда перебрался в Австрию, активно снимается в европейском и российском кино. На Международном кинофестивале в Санкт-Петербурге получил приз за лучшую мужскую роль в австро-немецкой картине «Вторжение» Дито Цинцадзе – еще одного «странника», чья картина «Вдох-выдох» (Грузия – Россия – Швеция) недавно получила в Москве кинопремию «Ника» как «Лучший фильм стран СНГ, Балтии и Грузии».

Мераб Нинидзе снимался в «Бумажном солдате» и «Под электрическими облаками» Алексея Германа-младшего, «Любви с акцентом» живущего в России Резо Гигинеишвили. В «ЧБ» Евгения Шелякина сыграл кавказского жулика и ангела-хранителя русского националиста в одном лице. Как истинный грузин Мераб Нинидзе говорит, что Грузия навсегда останется его родиной, а в Австрию уехал из-за работы, которой не было в Тбилиси в годы гражданской войны. «У меня такое ощущение, что я и не оставлял свою родную страну. Есть надежда на то, что в Грузии кинематограф поднимется на ту высоту, на которой он находился в советские времена. Мне было бы интересно поработать на родине», – сказал он в нашем разговоре.

48-летний Леван Когуашвили – один из последних грузинских режиссеров, учившихся во ВГИКе. Его педагогом был классик советского кино Марлен Хуциев. Уже потом Леван окончил Нью-Йоркский университет, где его преподавателем стал наш бывший соотечественник, кинорежиссер Борис Фрумин. Сценарий своих «Слепых свиданий», премьера которых состоялась на Токийском кинофестивале, Леван написал вместе со своим мастером. Картина переполнена постсоветскими рефлексиями. Снималась она в Тбилиси и Кобулети. Рожденному в СССР доставляет особое удовольствие видеть на экране кавказское застолье, приметы ушедшей жизни. Сорокалетний учитель истории Сандро переживает кризис среднего возраста, лысеет, а главного не совершил. Семьи нет, как и места в изменившейся реальности. Курортный сезон закончен. Ветер треплет скатерти в пустом приморском кафе. 40-летние мужчины раскачиваются в «лодочках», популярных в советских парках. То, что все и вся здесь родом из СССР, угадывается моментально. Герои ходят на свидания с женщинами, юными и незрячими. В какой-то момент это было популярно в Грузии. Тбилиси на экране не солнечный и веселый город, а унылый мегаполис с типовой застройкой, где люди едва сводят концы с концами. Леван Когуашвили чувствует пульс улиц, которые так удивительно умеют снимать грузинские кинематографисты.

В программе Венецианского кинофестиваля «Горизонты» в 2019 году участвовал фильм «Преступный человек» (Грузия Россия), который снял Дмитрий Мамулия. После окончания философского факультета в Тбилисском университете он учился в Москве на Высших курсах сценаристов и режиссерову Ираклия Квирикадзе. Много лет сам не снимал, отдавая все время преподавательской работе в Московской школе нового кино. И вот «Преступный человек» – независимый проект, основное финансирование которого шло из Грузии. Снимали около трех лет с большой российской командой, но актеров задействовали в основном грузинских. Воображаемый город, где происходят события, складывался из улиц Тбилиси и футуристического Чиатура, производящего марганец. Молодой инженер становится свидетелем преступления. История вымышленная. Жанр не берется определить даже сам режиссер. Есть расследование, но фильм основан на смене состояний. Сюжет – ничто.

Участие грузинского актера в российском кино, даже одного, способно сделать любой фильм немного грузинским. Именно так произошло с картиной Евгения Шелякина «Хэппи-энд», где главную роль сыграл Михаил Гомиашвили. Он сын легендарного Арчила Гомиашвили, известного по роли Остапа Бендера в «12 стульях» Леонида Гайдая. Актер проживает воображаемую жизнь, которую сценарист Константин Чармадов придумал для своего покойного отца. Главный герой – грек. Не помнит, кто он и откуда, как оказался на пляже Таиланда, но говорит по-русски. Как потом выяснится, жил в Грузии, обосновался в России. То есть это гражданин мира, коими и являются многие грузины, работающие в кино.

Полностью статья была опубликована в журнале «Человек и мир. Диалог», № 3(4), июль – сентябрь 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю