Все самое интересное о жизни стран-соседей России
  • PERSPECTUM
  • Культура и традиции
  • «Не печалься, ничто не проходит бесследно»
    Исполняется 90 лет со дня рождения кинорежиссера Элема Климова
Обновлено: 23.05.2024
Культура и традиции
8 минут чтения

«Не печалься, ничто не проходит бесследно»

Исполняется 90 лет со дня рождения кинорежиссера Элема Климова





































































































































Элем Климов

Автор: Дарья Борисова


Кого из советских режиссеров «проходят» в любой киношколе мира? Конечно, Сергея Эйзенштейна, Дзигу Вертова, Андрея Тарковского, Сергея Параджанова, Алексея Германа. И Элема Климова — по крайней мере один его фильм, сильнейшее антифашистское произведение «Иди и смотри».

Сценарий к этой картине написал белорусский писатель Алесь Адамович.


Основано на реальных событиях

«Иди и смотри»

В 2017 году фильм «Иди и смотри», отреставрированный специалистами «Мосфильма», получил главный приз конкурса «Венецианская классика» на 74-м Венецианском кинофестивале. Картина Климова была сделана на «Мосфильме» в 1985 году и тогда же получила гран-при 14-го Московского международного кинофестиваля, стала лучшим фильмом года по результатам опроса журнала «Советский экран». В Венеции 2017-го фильм «Иди и смотри» обошел такие шедевры, как «Двадцатый век» Бернардо Бертолуччи, «Красная пустыня» Микеланджело Антониони, «Две или три вещи, которые я знаю о ней» Жана-Люка Годара. В жюри «Венецианской классики» работают студенты итальянских киновузов, и их потряс фильм о тринадцатилетнем мальчишке в пекле войны.

Команда фильма «Иди и смотри» с призом Московского международного кинофестиваля
Команда фильма «Иди и смотри» с призом Московского международного кинофестиваля

Изначально сценарий назывался «Убейте Гитлера». Климов и Адамович работали над ним, отталкиваясь от книги Адамовича «Хатынская повесть» и его же документальных материалов — записей рассказов свидетелей фашистской оккупации Белоруссии во время Великой Отечественной войны. К середине 1980-х корпус отечественных фильмов о войне был уже очень внушительным — и по общему количеству названий, и по количеству шедевров. Но материал, собранный Адамовичем, потрясал. В его журналистских блокнотах, на пленке его магнитофона оказались зафиксированы воспоминания людей, на глазах которых немецкие солдаты и офицеры сжигали деревни вместе с жителями. Снять фильм по такому материалу мог только человек с абсолютным художественным слухом — ведь малейший пафос нивелировал бы силу той страшной правды, которая представала в воспоминаниях непосредственных свидетелей событий. «Адамович стоял, как скала, — вспоминал через много лет брат Элема Климова сценарист Герман Климов. — Ему предлагали на выбор режиссеров для “Убейте Гитлера”, но он говорил “нет”. Разве вы не понимаете, втолковывали ему, что Климову не дадут это снимать. А он — нет, только Климов». Кстати, это Герман Климов придумал название «Иди и смотри», когда слишком страшное «Убейте Гитлера» забраковали в «Госкино». А почему «Климову не дадут это снимать»? Потому что со времен дебютной комедии «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» Климов проходил в кинематографических верхах как неблагонадежный.

Элем Климов и Алесь Адамович на съемках фильма «Иди и смотри»
Элем Климов и Алесь Адамович на съемках фильма «Иди и смотри»

Добро пожаловать, или Неблагонадежным путь затруднен

«Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»
Кадр из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»

Тут отмотаем назад. В 1964 году выпускник ВГИКа, талантливый молодой режиссер и уже дипломант фестиваля вгиковских учебных работ (с учебной короткометражкой «Жиних»), член КПСС (!) Элем Климов снял на «Мосфильме» первый полнометражный фильм — сатирическую комедию «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», где вполне в духе оттепели продергивались издержки бюрократизма в советском обществе. Центральными персонажами фильма были дети, отдыхающие в пионерлагере. Но был и начальник лагеря товарищ Дынин — бюрократ и карьерист. И в этом образе редакторы «Госкино» заподозрили пародию на руководителей советского государства. Выпуск фильма был под угрозой, но спас его именно тот, кого, по мнению цензоров, вывел в образе товарища Дынина режиссер Климов, — генсек ЦК КПСС Никита Хрущев. Он посмотрел «проблемную» картину и распорядился выпустить ее в прокат. Она имела большой успех у зрителей и критиков. Цензоры оказались посрамлены — и не забыли обиды. Дальше Климова подозревали в крамоле на каждом шагу. В большинстве своем его замыслы так и не были реализованы. А те фильмы, что случились, проходили сквозь редакторское сито годами, с боями.

Кадр из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»
Кадр из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»

Комедии сменились драмами

Так, второй фильм Элема Климова, комедия «Похождения зубного врача», вообще не был выпущен на экраны. Невинный сюжет про молодого стоматолога Чеснокова (в этой роли дебютировал в кино Андрей Мягков), прекрасный актерский состав, песни Новеллы Матвеевой и Юлия Кима, специально для фильма написанная музыка Альфреда Шнитке… Приговор редактуры/цензуры «Госкино» гласил: создание пародии на советскую действительность. И в этот раз картину «отбить» не удалось, она пролежала на полке до 1987 года, то есть до перестройки.

История создания картины «Агония» тянет на детективный роман. Климов начал работать над ней в 1966 году (над «фильмом к 50-летию Октябрьской революции»), закончил в 1981-м, а зрители в СССР смогли ее увидеть лишь в 1985-м… Поначалу кинематографический «опекун» Климова знаменитый режиссер Иван Пырьев предложил молодому коллеге экранизировать пьесу Алексея Толстого «Заговор императрицы» про неограниченное влияние Распутина на семью императора Николая II и разрушительное влияние «старца» на внутриполитическую обстановку в России. Предполагалось, что этим фильмом Климов «выправит» свою репутацию неблагонадежного, но вышло наоборот. «Агония» в чрезвычайно экспрессивных красках рисовала обвальное разрушение российской государственности, что не могло не напугать чиновников до полусмерти. Характерно, что выпустить ее на широкие экраны отважились только весной 1985-го, когда к руководству страной пришел М.С. Горбачев и в воздухе запахло переменами.


Съезд с сюрпризом

Элем Климов

Элем Климов стал одной из центральных фигур этих самых перемен в СССР. Не по своей воле, но стал. Несмотря на то, что он рано и абсолютно сознательно вступил в партию, Климов никогда не был общественником. Он был большим режиссером с репутацией трудного, подозрительного у начальства, талантливого, честного, бескомпромиссного — у коллег. В мае 1986 года кинематографисты СССР собрались в Большом Кремлевском дворце на очередной (пятый) съезд. Повестка дня обещала очередное отчетно-перевыборное мероприятие «для галочки», но несколько человек неожиданно предложили избрать в секретариат не заранее намеченных и одобренных в верхах мэтров советского кино, а других, гораздо более молодых и менее забронзовевших кинематографистов. Столь же неожиданно делегаты съезда … откликнулись на этот бунтарский призыв коллег. Кинематография в СССР нуждалась в переустройстве, в отмене многих и многих вредных «тормозов» — в первую очередь в отмене идеологической цензуры и гораздо более активной смене поколений. Позже V съезд кинематографистов назовут репетицией перестройки. Пример киношников, осмелившихся пойти против всепроникающей воли партии и отважившихся заявить о необходимости перемен, вдохновил представителей других общественных объединений. Одной из сенсаций съезда кинематографистов стало избрание нового лидера — кинорежиссера, автора потрясшей всех год назад антифашистской драмы «Иди и смотри» Элема Климова. Он занял пост первого секретаря правления Союза кинематографистов СССР. Несмотря на то что этот поворот случился в его судьбе совершенно неожиданно, на следующий день после избрания Элем Климов выступил со смелой и актуальной программой деятельности Союза, которая предполагала отмену партийной цензуры, деидеологизацию кинематографа, «амнистию» картин 1960-х —1980-х годов, лежащих «на полке». Прогрессивными силами отечественного кино предложения Климова были встречены с восторгом.


Иллюзии и реальность

Запущенная Климовым программа принципиального переустройства киноотрасли обернулась и победами, и поражениями. Продвинутые зрители получили возможность увидеть ранее «арестованные» шедевры, кинематографисты испытали облегчение в отсутствие идеологического контроля. Но чаемый переход кино в режим самоокупаемости привел к обвалу отечественной индустрии: массовый зритель хотел смотреть жанровые, преимущественно зарубежные фильмы. Через два года после своего прихода к руководству Союзом кинематографистов Элем Климов сложил с себя полномочия. Он давно вынашивал мечту снять фильм по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Теперь этому не мешали цензурные ограничения, однако запуститься с таким масштабным, сложнопостановочным фильмом было не на что. Герман Климов вспоминал, что брат сказал ему тогда: «Не печалься, ничто не проходит бесследно. Существует такое понятие, по Вернадскому, как “ноосфера”. Я думаю, мы не зря фантазировали и размышляли». Тем не менее провал его программы реформирования киноотрасли, невозможность запуститься с «Мастером и Маргаритой» надломили этого сильного человека. Тут нельзя не сказать и о том, что он уже много лет жил с болью от потери жены и единомышленницы — Ларисы Шепитько. Она была кинорежиссером, столь же ярким и мощным, ее профессиональный путь тоже не был устлан розами. Она трагически погибла в автокатастрофе в 1979 году, во время выбора натуры к своему фильму по повести Валентина Распутина «Прощание с Матёрой», и Климов снял этот фильм («Прощание») сам, в память о жене. А в 1980-м сделал документальный фильм «Лариса».

«Мне невыносимо скучно стало жить в этом мире», — записал Климов в дневнике незадолго до смерти. Его не стало 26 октября 2003 года. А все начиналось на заре «оттепели» так ярко и многообещающе… Из сегодняшнего дня ясно, что судьба провела этого художника сквозь все мытарства его поколения — сквозь оптимизм ранних 1960-х, маразм идеологических запретов периода застоя, наивную веру в то, что избавление от идеологического гнета — это панацея от всех бед советского кино. Однако трагической назвать эту судьбу не поворачивается язык — ведь фильмы Элема Климова не просто остались, они живут полнокровной жизнью и помогают жить нам. Значит, все было не зря. И «ноосфера», на которую ссылался режиссер, существует.

Рекомендуем прочитать статью о кинорежиссере Динаре Асановой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Лучшие материалы за неделю