Все самое интересное о жизни стран-соседей России
Обновлено: 25.06.2024
Светлана Дубровина
8 минут чтения

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА

Начало ХХ столетия — события 1905 года, Первая мировая война, Октябрьский переворот 1917-го — породили невиданную доселе волну эмиграции с территории всей бывшей Российской империи. Десятки, сотни тысяч людей уезжали через Крым и Константинополь, Дальний Восток, западные границы. Люди всех слоев общества — не только богатые и знатные, как иногда считают, — всех профессий и возрастов устремились за рубеж в попытке выжить и переждать ужасы террора времен Гражданской войны. Многие, так и не получив гражданства принявших их стран и сознательно не стремясь к этому, остались навсегда эмигрантами с нансеновскими паспортами. Другим судьба дала возможность десятилетия спустя вернуться на свою родину и, увы, часто пройти сталинские лагеря и ссылки.

Их жизнь в эмиграции была непростой, материально они очень часто бедствовали, но до конца не принимали нового гражданства. Многие из них были выдающимися людьми, внесшими значительный вклад в науку, культуру и искусство приютивших их стран. «А за то, что нас Родина выгнала, Мы по свету ее разнесли», — писал поэт Алексей Ачаир.

По эту сторону границы о них забыли на долгие годы, но в 1990-е занавес приоткрылся, и мы стали постепенно вспоминать их имена. Они надеялись вернуться в Россию, и если им не удалось это сделать лично, то их наследие может и должно быть осознано как часть нашей общей культуры.

«Мы не в изгнании, мы в послании», — говорили эмигранты. Это послание ныне обращено к нам, и мы не должны его потерять.

Евгений Евгеньевич Климов (1901–1990)




















































































































































Евгений Евгеньевич Климов

Евгений Евгеньевич Климов, живописец и график, замечательный мастер фрески и мозаики, иконописец и реставратор, родился 8 мая 1901 года в столице Курляндской губернии Митаве (город Елгава в современной Латвии). Кроме русской, в нем было намешано много разных кровей: французская и немецкая по отцовской линии, немецкая и шведская по материнской. Его отец Евгений Александрович Климов служил чиновником в акцизном ведомстве, но профессию свою не слишком любил, отдавая предпочтение музыке. С самого раннего детства Евгений был погружен в музыкальную стихию, в семье постоянно устраивались домашние трио, квартеты и игра на двух роялях.

В Либаве (ныне Лиепая, Латвия), куда Климовы переехали в 1903 году, детство художника проходило в веселой череде праздников, рождественских елок, игр и танцев вместе с учениками матери — Мария Александровна Климова, урожденная Кунце, окончила Высшие педагогические курсы в Петербурге, а в Либаве преподавала в открытой ею начальной русской школе. Ребенку навсегда запомнились и летние поездки в подмосковный Можайск к дедушке Александру Ивановичу Кунце, служившему врачом и бесплатно лечившему окрестную бедноту. Добрейшей души человек, дедушка устраивал детям веселые развлечения: мастерил высокие качели, организовывал купания на Москве-реке, водил на экскурсии на паровозы…

В 1911 году отец Евгения был переведен по службе в Варшаву. Вся семья сразу полюбила этот город с великолепными парками, цветущими по весне белым и розовым цветом каштанами, с кинематографами и прекрасной филармонией, где проходили концерты оркестровой музыки. Здесь у мальчика впервые появился серьезный интерес к изобразительному искусству, и он стал собирать репродукции картин и альбомы о русских художниках. Евгений много читал: отец выписывал журнал «Нива» с литературными приложениями — собраниями сочинений Чехова, Достоевского, Толстого, Лескова…

После начала Первой мировой войны Климовы переезжают в Петроград, где Евгений продолжает обучение в реальном училище на Греческом проспекте и работает санитаром-добровольцем в военном госпитале у своего дяди Ивана Александровича Климова. Лето 1916 года оказалось богатым на впечатления — сначала экскурсия от училища в Валаамский монастырь, потом путешествие по Волге с отцом от Рыбинска до Саратова с остановкой в Костроме и, наконец, первое посещение Третьяковской галереи. Этим летом Евгений Климов делает первые карандашные наброски строений и окружающих предметов.

После Февральской революции в Петрограде наступил хаос: голод и беспорядки, оружие в руках только вернувшейся с фронта солдатни… Отец семейства Евгений Александрович решает переждать бурное время в провинции и добивается перевода по службе в Новочеркасск. Сюда пока еще не докатилась революция, в городе были тишина и порядок, на рынках — обилие продуктов. Но спустя недолгое время революционная волна пришла и сюда. В Новочеркасск стали съезжаться политические деятели со всей России, Родзянко и Милюков, генералы Корнилов и Алексеев. Город оказался центром Белого движения, и Евгений с одобрения своего отца вступает вольноопределяющимся в санитарный отряд.

Как и его братья Павел и Константин, юный Евгений принимает участие в Гражданской войне на стороне белых, и несколько раз в это страшное время счастливое стечение обстоятельств спасло ему жизнь. Однажды, когда, начав путь с Добровольческой армией под началом Корнилова — знаменитый «Ледяной поход», — он решит все-таки вернуться к родным в Новочеркасск и тем избежит гибели, которая ждала многих участников этого похода. В другой раз, когда благодаря характеристике соседки в ответ на вопрос проходивших с обыском красных, какие люди живут в этом доме, она ответила: «Хорошие люди», — и солдаты прошли мимо… Наконец, когда крепкое здоровье помогло перенести брюшной тиф в жутких условиях госпиталя военного времени.

Спасением для семьи стала возможность, как уроженцам Прибалтики, уехать в ставшую тогда независимой Латвию. Но по иронии судьбы на своей родине Евгений Климов оказался уже эмигрантом. Для поступления на архитектурное отделение университета теперь нужно было знание латышского языка, и это предопределило судьбу нашего героя: он поступает на живописное отделение и по результатам экзаменов оказывается сразу принят на второй курс.

В студенческие годы начинающий художник ищет себя, отдавая дань модным модернистским течениям, но очень скоро понимает, что в искусстве авангардистского толка не существует объективных критериев оценки, а потому окончательно склоняется к реалистическому искусству, к необходимости прежде всего постижения натуры. Этому повороту во многом способствовало знакомство с известным живописцем и реставратором Игорем Грабарем, приезжавшим в Ригу из СССР. Своим наставником Евгений Климов считал и Мстислава Добужинского, который тоже жил тогда в Риге и с которым Климов потом многие годы состоял в переписке.

С конца 1920-х годов Евгений Климов ведет большую творческую и общественную деятельность: издает первый альбом литографий «Десять городских пейзажей», проводит свою первую персональную выставку в Риге и принимает участие в выставке русских художников в Копенгагене, печатает статьи о современном искусстве, организует культурно-просветительское общество «Акрополь», призванное пропагандировать русское искусство и культуру в Латвии. Преподает в рижской Ломоносовской гимназии и в Латвийском университете. Почти ежегодно посещает свой любимый Печорский край, территорию, отошедшую к Эстонии в 1920 году, — результатом этих поездок станут серии пейзажей, портретов, натюрмортов, рисунков и литографий. В 1934 году он создает портрет композитора Николая Метнера, положивший впоследствии начало серии портретов деятелей русской культуры, приезжавших тогда в Прибалтику: писателя Ивана Шмелева, философа Ивана Ильина, художника Богданова-Бельского…

Альбом литографий Е.Е.Климова. Обложка
Альбом литографий Е. Е. Климова. Обложка

В 1940 году в Латвии установилась советская власть. Климова пригласили на должность заместителя директора по науке Рижского художественного музея, и он с энтузиазмом принялся за работу. Гораздо позднее выяснится, что в это же время советскими властями он был включен в третий список лиц для депортации в сибирские лагеря. Но этот третий список, в отличие от первых двух, карательные органы так и не успели отработать: в Латвию вошли немецкие войска.

У Никольского ключа. Изборск. 1938. ПГМЗ
У Никольского ключа. Изборск. 1938. ПГМЗ

Во время оккупации Климов работал в Псковской православной миссии, благодаря чему ему удалось снова посетить Псков и Изборск, продолжить изучение архитектуры древних городов, произведений иконописи, многие из которых будут украдены и вывезены немцами в качестве трофеев.

Изборск. Эскиз мозаики, фрагмент. 1943. ПГМЗ
Изборск. Эскиз мозаики, фрагмент. 1943. ПГМЗ

В это же время Евгений Климов начинает работу над самым замечательным своим творением — мозаичной иконой «Троица». История этого произведения, как и «биографии» многих других православных святынь в ХХ веке, похожа одновременно и на детектив, и на древние жизнеописания, в которых повороты судьбы определяет только чудо.

Троица. Эскиз мозаики. 1942. ПГМЗ
Троица. Эскиз мозаики. 1942. ПГМЗ

Однажды во время своей поездки в Псков, проходя в Псковский кремль через главные ворота вместе со своим другом священником Георгием Бенигсеном, художник обратил внимание на пустую нишу над воротами. Так возникла идея заполнить эту нишу образом — мозаичным воспроизведением иконы Святой Троицы по образу Андрея Рублева. Впервые с рублевской Троицей художник познакомился еще в 1928 году. Он записал тогда в дневнике: «Вспоминаю опять Сергиевскую лавру с “Троицей” Рублева (икона находилась тогда в Троице-Сергиевой лавре. — СД). Все говоренное не дает истинного представления. Ритм, все обаяние совершенно непередаваемы. Синева такого тона, что прямо светится».

Церковь Василия на Горке (Псков). 1942. ДРЗ
Церковь Василия на Горке (Псков). 1942. ДРЗ

После этого он писал иконы для церквей в Риге, расчищал от олифы древнюю живопись в Псково-Печерском монастыре, иконы в приходских храмах и частных собраниях. Этот опыт подготовил его к новому большому труду. В 1942 году художнику очень повезло: он получил прекрасную большую репродукцию «Троицы» Рублева. Дальше предстояла кропотливая работа над эскизом мозаики, несколько вариантов, уточнение деталей. «Работа в мозаике несет в себе прекрасное декоративное качество. И вся композиция такая музыкальная, переливчатая, замкнутая в себе…»

Церковь Воскресения Христова со Стадища на Запсковье. 1942. ДРЗ
Церковь Воскресения Христова со Стадища на Запсковье. 1942. ДРЗ

По эскизу Климова икону создали в знаменитой фирме по изготовлению керамики «Виллеруа и Бох» в городе Меттлахе. И в мае 1944 года, незадолго до отъезда художника из Риги, произошло настоящее чудо — на его имя пришел большой ящик весом в полторы тонны с готовой мозаикой. Уезжая, художник оставил мозаику на хранение в Рижской церкви и многие годы ничего не знал о ее судьбе, но она нашла свой путь сама: произведение было передано, как и задумывал Евгений Климов, в Псков и помещено в Троицкий кафедральный собор. А уже гораздо позже, в 2003 году, в дни 1100-летия первого летописного упоминания Пскова, «Троица» была установлена в нише на Троицкой башне Псковского кремля.

Весной 1944 года, когда фронт приблизился к Риге, художник уехал с семьей в Прагу и устроился работать в Археологический институт, основанный в 1920-е годы выдающимся византологом Никодимом Павловичем Кондаковым, реставратором принадлежавших институту икон. Четыре послевоенных года семья провела в Баварии. От постоянного недоедания спасали продуктовые посылки, посылавшиеся из Швейцарии через Красный Крест философом Иваном Ильиным, и удивительный для глухой баварской деревушки заказ: расписать в византийском стиле часовню для маленькой экуменической общины…

Весна. Изборск. 1935. ПГМЗ
Весна. Изборск. 1935. ПГМЗ

Но содержать семью с двумя маленькими детьми на такие доходы было все-таки очень сложно, и в 1949 году по приглашению брата Константина, устроившегося работать учителем музыки в Канаде, Евгений Климов с семьей уезжает за океан. Здесь он продолжает занятия живописью и графикой, но все больше времени уделяет лекционной деятельности. В 1960-е годы он прочитал курс лекций об искусстве по Русскому радио Канады. Климов был блестящим лектором, образно, ясно и просто, на прекрасном русском языке излагая сложную тему о понятии прекрасного в жизни и в искусстве.

«Я верил, — говорил художник своим ученикам, — что в искусстве человек находит большую радость и любовь ко всему: к природе, человеку и даже к вещам». Эта любовь стала источником творчества и самого Евгения Климова.

P.S. В Доме русского зарубежья до 2 июля 2023 года проходит выставка «Художественное наследие Евгения Климова. “Откуда есть пошла Русская земля”», где можно познакомиться с эскизом мозаики «Троица», с пейзажами и портретами из коллекции Псковского музея-заповедника, а также с документами и фотографиями из архива художника, переданными в дар Дому русского зарубежья сыном художника Александром Евгеньевичем Климовым.

Что почитать: Валерий Сергеев, Евгений Климов. Художник-реалист русского зарубежья. М.: Русский путь, 2018.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписывайтесь, скучно не будет!
Популярные материалы
Лучшие материалы за неделю